Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Грипп не спит

(no subject)

Майский снег, что может быть прекрасней?
Что чудесней может быть ваще?
Только ж разве новый грипп опасный
Что опять зачем-то вновь прилип ко мне


Грипп не спит

Про атавизм

Когда мне было 13 лет, в Москву приехал Бой Джордж. Тот, который Ками-Камилия и прочее. Я зачем-то напросилась на съемки и все три с лишним часа просидела в ПТС, рассматривая, как мама работает за пультом. Если кто-нибудь видел режиссерский пульт, тот знает, что наблюдать за этим можно сколько угодно. Бой Джорджа было мало, веселья тоже не очень, но зато было дофигища кришнаитов, которые в основном в рамках этого концерта и выплясывали.

Из зала нам то и дело приносили ужасно приторные кришнаитские сладости, которые тут же уделывали все и вся вокруг отвратительно липкой сахарной пудрой, после чего людей в зале становилось еще жальче. Кришнаиты же продолжали увеселяться, Бой Джордж иногда выходил им подпевать, концерт шел и шел.

После него я заболела. Нет. После него я ЗАБОЛЕЛА. Так сильно после этого я болела лишь однажды, три года назад, попав на скорой в реанимацию.

В ПТС меня продуло. Постоянно кто-то заходил и выходил, было лето, было жарко и душно, результат не заставил себя ждать. Шею у меня раздуло, я слегла. Температура ушла куда-то вверх и я помню, как увидела героев какого-то тогдашнего сериала с Вероникой Кастро, которые вереницей шли по одеялу, накрывавшему спящую рядом со мной маму. Я помню эту сцену до сих пор - шелковый изумрудный холм и маленьких человечков, похожих на караван в зеленой пустыне.

В качестве диагноза мне поставили свинку. - А, - безразлично сказала докторица, глядя куда-то поверх моей головы, - Ничего страшного. Просто она взрослая уже для свинки, вот поэтому так тяжело и проходит.

Ухо болело так сильно, что я начала молиться. В ответ заболело второе.

Еще через несколько дней из уха у меня пошла кровь. Мама куда-то позвонила, свинка отменилась, а образовалась необходимость ложиться в больницу. После того, что я пережила к тому моменту, мне не хватало только больницы, но мама вытащила меня из постели и, поддерживая, вывела из подъезда. Дальше я шла за ней к остановке, стараясь идти так же торопливо. Но торопливо не получалось. Вообще получалось мало что. Черную кошку, которая перебежала мне дорогу, обогнать не удалось. "Оставят в больнице" с тоской подумала я, посмотрев ей в след. Дальше помню смутно - как сижу в кабинете доктора Морозовской клиники, стесняясь и заорать и упасть от боли в обморок, вцепившись во время манипуляций с ухом в стул так, что пальцы потом не хотели отрываться от дерматина. Как берут и берут у меня кровь на анализы - берут так часто, что исколоты у меня уже все пальцы, даже большие. Как доктор повторяет, чтобы я не слишком тосковала, потому что все хорошо, так как "прорвалось наружу".

Помню первую прогулку там, спустя две недели. Вечно плачущего крохотного малыша, оторванного от мамы и свою бежевую клетчатую рубашку. Помню, что из-за набитых ватой ушей почти не могла ни с кем разговаривать, так как не слышала ответов.

Помню, как после выписки мама потащила меня в церковь - крестить. И как я стояла там в длинной голубой джинсовой юбке, покачиваясь еще от слабости, толпу людей, солнце и как всем собравшимся чем-то мазали руки и ноги.

Отит давал о себе знать еще долго, научив меня вместе с тем ненавидеть, когда в уши попадает вода.

И вот сейчас, когда эта пугающая меня до паники боль в ушах вернулась, в тот момент, когда я, поджав ноги лежу на боку и ощущаю, как в ухо мне вливается лекарство, я чувствую себя кошкой - и совладать с желанием растопырить когти и с силой разодрать врачу задней лапой бок стоит мне практически нечеловеческих усилий.
III

Николяшки



Йосе продолжает везти) На этот раз профессор Николя (да-да, тот самый сумасшедший профессор) подарил ему набор для научных экспериментов. Мы выбрали "Растущие шарики" и остались очень довольны.

Обо всем по порядку. Набор нам доставили в специальном фирменном пакете. Не откладывая, мы его распаковали


Collapse )
VI

Денис Лебедев в больнице

Мой любимый боксер, увы, получил во время боя с Гассиевым слишком много: "Денис Лебедев был доставлен в больницу с сильными ушибами и гематомами. Кроме того, у спортсмена диагностировано сотрясение головного мозга и закрытая черепно-мозговая травма. Сейчас он находится в стационаре, а его состояние оценивается как стабильно тяжёлое".
(Отсюда.)

Очень жаль. Наверное, это конец карьеры. Он говорил о нем уже давно, но никто не думал, что финалу будет предшествовать такое. Но что делать.

В любом случае - спасибо за всё, дорогой Денис.
III

Об "Атласе"

Я как два года назад летом в больничку загремела, так по сути и не оклемалась. Мужественно претерпевала бесплатную медицину во всей ее красе. Зимой перечитывала свой фейсбук того периода и ужасалась - я ведь когда это писала, все время укоряла себя за нытье. А сейчас смотрю и думаю - а не так ведь я и ныла, учитывая обстоятельства.

В этот раз наконец-то повезло. Я бы сама не решилась, наверное, заморочиться и найти нормальную клинику еще долго - откладывала бы и откладывала. Но клиника нашла меня сама. "Атлас" предложил мне пройти у них обследование и стало понятно, что мир явно идет мне навстречу. Я трусила ужасно, вы-то знаете, но согласилась.

Collapse )
Ну-с?

Дом Кантора, собственно

Не перевелись еще Саввы Морозовы. И не переведутся они у нас никогда. Газеткам все лишь бы жареное, лишь бы ерничать и лишь бы двойное дно искать. А люди работают и помогают другим. И от этого такой кайф, невообразимый. Вот это и есть жизнь.


Оригинал взят у scottishkot в Дом Кантора, собственно
Новый дом для оставшихся в живых после пожара в психоневрологическом интернате "Оксочи" решили строить километрах в тридцати от места гибели 37 человек. Место выбрали во всех отношениях примечательное. Подгорное Маловишерского района, как и другие деревни Новгородской области — некогда адрес психиатрической клиники закрытого типа (интернат гораздо более свободен), а до того — дачная вотчина для литературного Петербурга.

Расположенная на берегу Мсты усадьба помещика Малышева насчитывала несколько дачных участков. Дом, однако, сохранился только один — зато какой: здесь лето 1911 и 1912 года с удовольствием провели не очень богатые петербургские литераторы — Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус:

Collapse )

Ну-с?

"А зато докторам - нравится" говорили о соломатинской прозе

Но вот доктора пришли и высказались:

Книга не понравилась буквально с первой страницы, точнее, уже с эпиграфа и пролога. Конечно, пиарить мужа не противозаконно, но уж больно навязчиво у Татьяны это получается.
Честно говоря, я не знаю, что такое фабула, сюжет, кульминация и прочие обязательные (?) атрибуты добротной литературы. Я согласна на простой рассказ, например, рассказ об одном обычном дежурном дне приёмного покоя. (Вспомним хотя бы замечательный фильм "Дела сердечные" про один день работы бригады "Скорой помощи"). Мне как медику это интересно, ибо редкие сутки в больнице обходятся без комедий, драм и даже трагедий. При этом излишне автору пытаться всё время показывать, какая она умная и сколько книг прочла за последнюю неделю.
Страшно утомили витиевато-хамоватые длиннющие монологи героев. Проработав 25 лет анестезиологом-реаниматологом в различных отделениях, ответственно утверждаю: ТАК никто никогда не выражает свои мысли. Да, почти в каждом отделении обычно имеется свой остряк, свой пошляк, свой ловелас, и свой философ. О них знают все, и периодически над коллегами подшучивают. Но чтобы всё отделение в полном составе, например, философствовало, да ещё и исключительно матом… Нет, не верю! (Это «аллюзия» :-). Мало того, даже новорождённые у Соломатиной кричат «матерным контральто» (стр. 85). Противно это, так противно.
Не могу не высказаться и чисто по специальности.
Стр. 8:
« …это безумное смешение ЗАПАХОВ – специфический дух «родильной» крови, едко пахнущие секреции женского организма, помноженные на запахи кишечных газов, многократно усиленные закисью азота, создавали безумную атмосферную симфонию…»
Беру первые попавшиеся книги из моей библиотеки.
В. М. Юревич, А. С. Перельмутр «Наркоз и наркозные аппараты» Москва, Медицина, 1973, стр. 186: «Закись азота – газ без цвета и запаха…».
В. Г. Зарянская «Основы реаниматологии и анестезиологии для медицинских колледжей» Ростов-на-Дону, «Феникс» 2006г., стр. 266: «Закись азота. Газ без цвета и запаха».
Л. П. Чепкий, В. Ф. Жалко-Титаренко «Анестезиология и реаниматология» Киев, Головное издательство издательского объединения «Вища школа» 1983г., стр. 52: « Закись азота (веселящий газ) – бесцветный газ без запаха…»
В. А. Михельсон, А. З. Маневич «Основы реаниматологии и анестезиологии», Москва, медицина, 1992г., стр. 286: « Закись азота (Nitrogenium oxydatum) – газ без цвета и запаха».
Только давайте не будем здесь про «сладковатый привкус» закиси, о котором иногда тоже пишут, хорошо? Привкус – это, всё-таки, ВКУС. В операционной не настолько высока концентрация закиси, чтобы она могла ощутимо воздействовать на вкусовые сосочки языка или анализаторы вкуса, находящиеся в головном мозге (на что там конкретно воздействует закись, забыла). Каждый из нас – молодых анестезиологов-реаниматологов с коллегами неоднократно пытались подышать закисью азота, чтоб ощутить её якобы веселящее действие. При этом кроме головокружения не ощущали ничего. То же говорят и пациенты. Да, дезориентация у них наступает, единицы особо чувствительных к этому весьма слабому анестетику даже иногда засыпают, но НИКТО и НИКОГДА при мне не говорил о сладком его привкусе, а тем паче, «СЛАДКОМ (?!) ЗАПАХЕ». Кстати, я и в качестве пациентки неоднократно получала закись во время операций, потому никак не голословна.
Хорошо помню, как во время учёбы в клинической ординатуре зав. кафедрой объяснял нам, почему наша специальность считается вредной. В основном из-за вынужденного вдыхания газообразных и легко испаряющихся жидких анестетиков. И самым коварным из них называлась закись. Именно потому, что не имеет ни цвета, ни запаха, а на организм влияет весьма серьёзно.
Стр. 14:
«Господин наркотизатор…» Сноска: « так иногда шутливо именуют анестезиологов врачи». А анестезиологи-то кто, как не врачи?! Кстати, в РФ эта специальность называется только анестезиолог-реаниматолог и никак не иначе. Но, конечно, для снобов-акушеров-гинекологов все остальные – не врачи. Это мне ещё напомнило часто встречающееся даже среди коллег нелепое выражение «врачи и педиатры».
Стр. 69:
«…и крючок Фарабефа он держал не так…»
Уж не знаю, сколько времени госпожа Соломатина проработала акушером-гинекологом, но могу заверить, что обычно врачи между собой этот крючок называют просто «фарабефом».
Стр. 77:
«Комбинированный эндотрахеальный наркоз…»
И этот неграмотный термин Соломатина вкладывает в уста врачей! Но ведь даже медсёстры-анестезисты знают, что анестезия (а не наркоз, тк этот термин безнадёжно устарел и применяется только в бытовой речи, но никак не в операционном протоколе) бывает на сегодняшний день общая, местная и сочетанная. А способ поддержания дыхания при этом может быть каким угодно, включая и эндотрахеальную вентиляцию лёгких.
Стр. 130:
«В реанимацию, естественно. С личным постом». – Распоряжается акушер-гинеколог. С чего это вдруг хирург, а не анестезиолог-реаниматолог определяет, где будет после операции лечиться больная? В крайнем случае, это решается коллегиально. И где дежурный анестезиолог-реаниматолог найдёт для этой пациентки отдельный (личный?) пост? Не бывает так! Во всяком случае, в обычных больницах и роддомах.
Стр. 144:
«Во врачебных шкафчиках всегда можно найти …последний приказ Минздрава, размноженный для изучения, но так ни разу и не прочитанный».
«Вот, мол, - просвещает Соломатина сограждан, - как поступают наши врачи: всем на всё наплевать».
На той же странице написано про «флАзелиновый» чепчик. И если тут, как и на стр. 284, где написано «торОкальную», я могу поверить, что это опечатки, то бесконечные 50 и другие ГРАММ-КИЛОГРАММ уже просто бесят.
Стр. 216.
Здесь идёт речь о старинном кольце с жемчужиной. Судя по тому, сколько лет этому кольцу, жемчуг уже должен был разрушиться.
На стр. 243 всерьёз говорят об эпидуральной анестезии при эклампсии(!). Однако…

Неделю, как прочла, а «безумная атмосферная симфония, с СОЛО МАТАМИ которой меркнет любая психоделическая импровизация», до сих пор поддерживает в душе ощущение гадливости и недоумения: стоило ли спиливать прекрасные сосны и делать из них бумагу для бреда под названием «Приёмный покой»?!

Источник

Saint

Соломатинские подзамки или Меня любят толстым хуем

Подзамки эти еще смешнее, чем остальная ее писанина. И совершенно одинаковы по структуре и содержанию. Обязателен такой персонаж как обидчик. Обидчик (издатель/завистница/экспациентка и т.п.) всегда фантастически глуп. Это оттеняет фантастический ум и фантастическую же смекалку главной героини (от лица которой и ведется повествование), а вместе с тем ее смелость и оперативную находчивость.

Нередкий гость Таниных подзамков - какая-нибудь малокрутая, но значимая для автора знаменитость, рожавшая в свое время в Одессе и неправильно и глупо себя в это время поведшая. Типа Эвелины Бледанс, или еще какой Ольги Кормухиной. Все уж забыли давно про них, но Таня раз увидало знакомое лицо в телевизоре и с тех пор чтит себя королевской акушеркой. Очень выгодная позиция, безусловно. Психотерапевтическая.

Финал и рефрен подзамков также всегда обязателен и стандартен. Это неизменно восхищающее меня "А я девочка, я девочка". Варианты использования почти одинаковы, но мой любимый - "А я девочка, меня любят толстым хуем". Это бесподобно, я считаю. Особенно если вспомнить фотографии нашего королевского гинеколога. Который "знает, о чем пишет", йопты.

Прелесть.



Collapse )